«МЫ ТОЧНО ТАК ЖЕ ХОТИМ ЖИТЬ НА СВОЕЙ РОДИНЕ, КАК И ВЫ»

Publié le par Sophie Tournon

http://www.caucasusjournalists.net/item.asp?id=176

Южный Кавказ: региональный аналитический журнал

 

Тамуна УЧИДЗЕ, Ахалцихе

11 июля парламент Грузии принял закон «О репатриации лиц, насильственно переселенных из Грузии в 40-ых годах 20-го века».

По приказу Сталина месхетинцы вместе с лазами, ингушами, чеченцами и другими кавказскими народами мусульманского вероисповедования были насильно переселены в Среднюю Азию как «неблагонадежные нации турецкой ориентации». 14 ноября 1944 г. по распоряжению МГБ СССР более 92 тысяч месхетинцев силой погрузили в вагоны...

Они проживали на юге Грузии, в Самцхе-Джавахетии. В Адигенском районе мусульмане-месхетинцы жили в 30 селах, довольно плотно населяли Ахалцихский и Аспиндзский районы, но собственно в Джавахетии было только два села с мусульманским населением.

На сегодняшний день в странах СНГ и в Турции проживает от 400 до 450 тысяч месхетинцев. Из всех народов, в свое время депортированных Сталиным, месхетинцы – единственные, кто только сейчас получили возможность вернутся на историческую родину. Все остальные – кто раньше, кто позже – давно уже возвратились в родные места.

В 1999 г. Грузия, став членом Совета Европы, обязалась вернуть месхетинцев на историческую родину. По этому обязательству, процесс репатриации должен завершиться к 2012 г.

Довольно большая часть населения Самцхе-Джавахетии выступает против этой репатриации.

«Турки силой ассимилировали наших предков, силой обращали в ислам. Если они отказывались принимать новую веру, их заставляли таскать стокилограммовые мешки со стройматериалами от деревни Оргори до Ахалцихе. Грузин был вынужден петь на свадьбах турецкие песни», - рассказывает член муниципалитета г. Аспиндза, уроженец села Чобарети Амиран Джваридзе.

В 1944 году из села Удэ Ахалцихского района было выселено 242 человека. Жители этого села до сих пор хорошо помнят все невзгоды, которые были связаны с совместным проживанием с мусульманами-месхетинцами.

«Вокруг нас жили сплошь одни татары (так в Грузии часто называют всех мусульман. – Ред.). Нас, грузин, было всего две семьи. Женщина не могла одна выйти из дому, ее запросто могли изнасиловать и убить. Мужчин не только постоянно грабили, отбирали провизию, которую они несли семье – они часто возвращались домой без одежды», - вспоминает 80-летний житель села Удэ Петре Агошашвили.

Он полагает, что из-за нынешнего тяжелой социально-экономической ситуации в стране сами мусульмане-месхетинцы вряд ли захотят вернуться в Грузию.

«В прошлом году сюда приезжал мой сосед, мусульман-месхетинец, отец 9-ти детей. Я спросил у него, хочет ли он возвратиться в Грузию, и он ответил, что когда они жили в Грузии, отец его работал бригадиром и, несмотря на это, семья голодала. Сейчас, с его точки зрения, ситуация в Грузии не лучше, так зачем им сюда возвращаться?»

Деревню Мусхи Ахалцихского района, по рассказам ее жителей, сжигали четыре раза. После такого тяжелого опыта деревня эта, в которой сегодня насчитывается 300 семьей, единодушно настроена против возвращения месхетинцев.

«Их в село никто не впустит. В случае необходимости дело может дойти до физического противодействия», - заявляет житель села Мусхи Теймураз Иванидзе.

А жительница села Чобарети Тамара Гвирджишвили вспоминает о мусульманах-месхетинцах только самое хорошее. «Жить с татарами было для нас делом обычным. Мы с ними часто даже кумовьями были. Моя мать, например, вспоминала, что еще раньше, когда на нас нападали турки, нас часто спасали, прятали в своих домах именно мусульмане-месхетинцы».

По статистике, в Грузии на сегодняшний день проживает около 700 репатриантов, это приблизительно 180 семьей месхетинцев. Из них 18 семей осели в Самцхе-Джавахетии, 12 взяли грузинские фамилии.

Мусульманин-месхетинец Мамука Хуцишвили уже десять лет как живет с семьей в Ахалцихе, младший его сын Давид родился в Грузии. Бабушку Мамуки в свое время выселили в Среднюю Азию из деревни Цахни Адигенского района. До приезда в Ахалцихе Мамука учился в России, работал в Ставрополе начальником железной станции.

«Моральная сторона для меня была гораздо важнее материальной. Я гордился тем, что я сын страны Давида, Шоты, Тамары, а в паспорте у меня, в графе «национальность», было записано «азербайджанец», и я не умел говорить по-грузински. А сегодня я гражданин Грузии, мои дети ходят в грузинскую школу, учат там историю Грузии и блестяще говорят по-грузински», - говорит Мамука Хуцишвили.

По его словам, «всякие жуткие истории о месхетинцах» не соответствуют действительности. «Все это пережитки советского времени, пропагандистской идеологии тогдашней госбезопасности. Я лично не хочу, чтобы Совет Европы призывал мою страну вернуть своих граждан в Грузию, но мы точно так же хотим жить в своей стране, как и вы».

Семья мусульманина-месхетинца Анзора Беридзе переехала в Озургети из Азербайджана в 1960 году. Сегодня семья Беридзе проживает в своем родном селе Мугарети Ахалцихского района. По словам невестки Анзора Беридзе, Гулии Харадзе, из-за холодного отношения односельчан у Анзора часто возникало желание бросить всё и вернуться в Азербайджан.

«На нас смотрели, как на врагов. Я сперва боялась, как бы они с детьми чего-нибудь ни сделали. В нас бросали камни, называли нас татарами. Со временем, однако, всё изменилось… Теперь про меня в деревне говорят даже так: «Она лучше десяти грузин вместе взятых», - говорит Гулия Харадзе.

Тем не менее, население деревни Мугарети, несмотря на всю свою доброжелательность к семье Беридзе, категорически против возвращения других мусульман-месхетинцев.

«Семья Беридзе ничем ни отличается от грузин. Но года три назад, когда один из соседей решил продать свой дом мусульманину-месхетинцу, вся деревня восстала. В этом вопросе мы всегда будем единодушны: татары в деревню не войдут!» - заявляет жительница села Луиза Цикарашвили.

Совершенно иную позицию по этому вопросу занимают соседи семьи мусульман-месхетинцев Мехриевых, проживающих в селе Абастумани Адигенского района.

«Мы всегда вместе, и в горе и в радости. Одну воду пьем, один хлеб едим. Живем в дружбе, как полагается соседям. Не думаю, что возвращение других мусульман-месхетинцев может стать проблемой. Некоторые думают, что это будет ужас, что в результате они останутся безо всего – без земли, без хлеба. Только это не так – если мы будем дружить и помогать друг другу, всё будет хорошо» - говорит сосед семьи Мехриевых, Роман Стуруа.

Руководительница неправительственной организации «Толерант» Цира Месхишвили считает, что принятие закона еще не означает незамедлительного переселения в Грузию мусульман-месхетинцев: людей, мечтавших о Грузии, стремившихся в Грузию, уже нет в живых, а молодые не спешат возвращаться в Грузию из-за тяжелой социальной ситуации. Месхишвили, однако, считает, что «принятие парламентом этого закона – это официальное признание моральной реабилитации. Это значит, что незаконно высланные люди вновь обретут родину».

И в заключение – мнение джавахетских армян.

Норик Карапетян, член организации «Джавахк»: «Народ очень волнуется из-за закона о репатриации. Земли, на которых проживают сегодня армяне, являются их (армян) собственностью. Где же теперь их (месхетинцев) поселить? Где они должны купить себе земли? Согнать теперь местное население с их земель, что ли? Разве армяне виноваты, что 60 лет назад Сталин их выселил из этих мест?»

Давид Рсткян, председатель зарегистрированной организации «Вирк»: «Мусульмане-месхетинцы возвращаются туда, откуда их выселили. Может быть, они сперва согласятся поселиться в других регионах, но со временем они станут возвращаться в Самцхе-Джавахетию, поближе к турецкой границе. А земли у нас уже приватизированы. Где же их будут поселять?

Мусульмане-месхетинцы жили в двух деревнях Ахалкалакского района, это Килда и Оками. Их насильно выселили с родных мест. Обжиться в этих краях, однако, не было легко ни грузинам, ни армянам. Как человек я сочувствую мусульманам-месхетинцам за то, что они хотят вернуться на родину. Но для их потомков родина же Фергана, младшее же поколение Грузию никогда не видело?

Местное население живет в довольно-таки тяжелых социальных условиях. Не понимаю, почему Грузия взяла не себе такое обязательство. Возвращение мусульман-месхетинцев может вызвать большие эксцессы и распри».

Миша Мелкоян, житель Ахалцихе: «Я не знаю ни одного гражданина Грузии, который был бы согласен с возможным возвращением мусульман-месхетинцев. Но если так решил президент, то что может поделать население? Мы и так еле сводим концы с концами из-за тяжелых социальных условий, здесь и так мало земли, где же их собираются поселять? Кроме того, я сильно сомневаюсь, чтоб они помнили грузинские обычаи и обряды. Ну ничего грузинского в них не видно! Удивительно просто, зачем они сюда рвутся?»

 

Эта статья предназначена для параллельного опубликования в интернет-газете «Hetq online» (Армения). 

 

 

Publié dans Actualité

Commenter cet article